Воронежские бомжи раскритиковали идею единого городского приюта для бездомных

На этой неделе в Доме защиты прав человека общественные организации и органы власти обсуждали пути решения проблем бездомных людей. В то же время бомж Владимир, который обитает на помойке в одном из дворов рядом с железнодорожным вокзалом, говорит, что, скорее всего, не дождется уже никакой помощи.

Владимиру пятьдесят лет. Последние шесть он живет на улице. Рассказывает, что раньше жил в пригороде, в частном доме и лишился его с помощью мошенников. Родню, племянников, беспокоить своими проблемами не стал. А к более дальним родственникам, говорит, что и на козе не подъедешь. До того как оказаться на улице, работал на заводах города и лаборантом в СХИ. Владимир не пьет и не курит, передает газета «Мое!».

Сейчас в Воронеже не существует государственной системы помощи и реабилитации бездомных. Решение проблем бездомных требует больших вложений средств. В прошлом году губернатор дал распоряжение открыть в нашем регионе «Дом ночного пребывания» для бомжей. В областном центре не нашлось свободного помещения, которое можно было бы реорганизовать с соблюдением всех необходимых санитарных правил. Проектирование и строительство такого дома, по подсчетам департамента труда и социального развития, обойдется в 60 миллионов рублей. Недавно департамент подал заявку на включение этих расходов в бюджет области.

Идею открытия подобного социального учреждения Владимир ставит под вопрос. Зная контингент людей, которые туда будут приглашены с улицы, по его мнению, будет немало проблем.

— Приютов должно быть три типа. Один тип для уголовников, второй для нормальных людей, третий, тот в котором будут определять, куда тебя отправить, — рассуждает Владимир. — Есть люди, которые палец о палец не ударят, никогда бутылку не поднимут и не отнесут ее в пункт приема, хоть она за метр от него лежит. Будут воровать и попрошайничать. Я с такими товарищами в одном приюте жить не буду.

Как пример уже неудачной попытки помочь бездомным Владимир приводит бомбоубежище, которое открывают в холода. Говорит, что в первую очередь там собираются алкоголики, лезут без очереди и требуют себе лучший кусок.

— Как в концлагере, кто первый миску схватил, тот и выжил, — говорит Владимир. — Так что я не верю, что в приюте будет порядок. Помощи нормальной уже, наверное, не дождусь.

Сейчас большая часть работы с бездомными лежит на волонтерах центра помощи бездомным «Рассвет». Ресурс очень ограничен и главный стопор — это отсутствие помещения. В центре могут одновременно пребывать не более 10 человек. Общественники не раз обращались к органам власти с просьбой выделить помещение.

— Прикладываются колоссальные усилия, чтобы ничего не делать, — говорит руководитель центра Виктор КОЧНЕВ. — Нам одни чиновники дали ключи от одного помещения, которое нам подошло. Но, когда мы сообщили, что готовы его занять, другие чиновники сказали, что нас сюда никто не пустит.

Сотрудники центра отмечают, что в городе сейчас есть два подходящих помещения, но получить их в распоряжение пока не получается. Общественная организация может создать в этих помещениях центры для бездомных, отступив от некоторых норм в отличие от государственных структур. Одним из итогов круглого стола стало создание рабочей группы представителей органов власти и общественников, которая, возможно, решит вопрос передачи помещений центру «Рассвет».